blog

Мягкое золото

post_border
15.03.2019

"Задолго до нефти", именно так можно было сказать о пушном промысле на Руси в Московском княжестве.

Территория современной средней полосы России и Подмосковья, как его ядра, не была благодатной житницей для ведения сельского хозяйства, как Италия, Прованс или даже Кубань. Суровый и влажный нестабильный климат, практически полное отсутствие доступных пахотных земель казалось говорили, что ловить тут человеку нечего. Постойте-ка, кто-то сказал - "Ловить"? Но, проживающие здесь Славянские племена считали эту землю благодатным краем, а приезжавшие сюда торговцы и путешественники в своих заметках и сочинениях неоднократно это только подтверждали.

Сельское хозяйство велось с колоссальными трудозатратами и было подсечно-огневым, т.е для того, чтобы посеять пшеницу и овес нужно было уничтожить растущий там вековой лес и трудно удаляемый подлесок, а именно подрезать деревья и сжечь вместе с подлеском. И если учесть, что железа на Руси было мало, то качественного и доступного шанцевого инструмента тоже был дефицит, то труд первых крестьян был очень тяжел.

Но страна росла и крепла. Густой лес был наполнен живностью, реки рыбой, в изобилии мед, ягоды и грибы. Археология дает вполне достоверные данные что даже простолюдин питался вполне сносно. Помимо каши и полбы в рационе был мед, орехи, рыба, мясо как дикой птицы так и зверя. А вот хлеб и соль ценились высоко. Хлеб доставался тяжким трудом, а соль была очень дорогим заморским товаром. Поэтому хлеб и соль сакральное подношение и по сию пору.

На территории современной Московской области проживали Вятичи, с соседями Древлянами, и часть фино-угорского населения. Сельское хозяйство было неразвитым, но охотным промыслом и ловлей наоборот эта местность славилась. Две супер державы раннего средневековья Византия и Хазарский Каганат напрямую связывали наши земли с пушниной, настолько ценным товаром, что на связку (сороку) соболиных и куньих шкур можно было сколотить капитал эквивалентный современному топ-менеджеру крупного банка. Тот же соболь был знатным подношением царю, и даже несколько шкур норки были богатым приданым невесты

 

Летописец Нестор в “Повести Временных лет” писал:

“А хазары брали с полян, и с северян, и с вятичей по серебряной монете и по белке от дыма”

То есть в 8-9 в н.э Подмосковье уже платило дань как натуральной (пушной) так и серебряной монетой.

Более того, через земли Центральной России и Подмосковья в частности, проходил путь из Варяг в греки и другой, от этого не менее важный Волжский путь, который уходил в Иран и на Восток в земли Хорезма и Китай. По сведениям географа Шамсуддина Мухаммада ибн Ахмада ал-Макдиси, из Булгара в Хорезм везли меха соболей, горностаев, хорьков, ласок, куниц, лисиц, бобров и зайцев

 

Сегодня белка - это смешной мультик или смешной полуручной зверек, которого можно встретить в парке Сокольники, но в средние века и Новое время это был промысловый зверь. По промысловому значению белка стояла на самой нижней ступени ценности. Но и это относительно. Белок в отличии от того же соболя, куницы, ласки в разы больше, поэтому Охотники или иначе “Ловцы” просто брали количеством, а именно белку складировали партиями 1000 шкурок, за которые, в период Московского царства, давали около 40 талеров, в переводе на реальный вес - это килограмм серебра. Если перенестись в Русь на рубеже образования государственности, то заниматься охочим промыслом могли практически все мужчины родоплеменного образования. Если в наше время юноши изучают ОБЖ в  школе, то на Руси, особенно лесной и лесостепной зонах центральной России, юношам жизненно необходимо было осваивать лук и рогатину, так как походы в густой лес часто приводили к встречам с дикими медведями. Принимать медведя на копье (рогатину) старшое мужское поколение учило с юного возраста, так как добыть пропитание, особенно в скудную и не урожайную пору можно было только в лесу.

Средств охоты изначально было немного: лук или самострелы (примитивные арбалеты),  изредка небольшие силки, но феодальный классовый строй Российской государственности изменил в дальнейшем и это положение, стали применяться пищали, а затем и ружья. Так же, если во времена Хазар на рубеже 9-10 века нашей эры  охочим промыслом могло заниматься поголовно всё “условно взрослое” население страны, то в период Московского царства 14-16 век, и тем более в новое Имперское время, от рубежа 17 до конца 19 столетия, права на охоту и самое главное владение охочими землями, строго регламентировалось. Безусловно, тенденция на ухудшение положения, в том числе прав охоты низших слоев населения, наглядна с Татаро-монгольского нашествия.  Это общемировая тенденция, к примеру в “Цивилизованной европе” средневековья, если простолюдин покусился на царского оленя, мог запросто лишится своей детородной функции, поймавший его Шриф мог оскопить горе охотника или покалечить иным образом например, отрезав пальцы.

В нашей стране к охотникам относились более лояльно, в том числе и браконьерам. Однако если родо-племенное образование славян всецело не осознавало значимость “пушистого золота”,  то с установлением  Российской государственности, а именно Московского царства, как орбиты среднерусских земель и Новгородской северной феодальной республики, как основного соперника Москвы, напрямую включали экспорт пушнины, как весомый вклад в бюджет страны. К примеру содержание княжеского дружинника (профессионального воина состоящего на службе и содержании царской казны) обходилось до нескольких десятков золотых рублей в год, а таких воинов, в период хаотичной феодальной экспансии, нужно было много. Соболь, куница, ласка и белка уже на рубеже 14 века стала международной, высоко котируемой валютой. Новгород изначально имел более выгодное торговое положение, и если с сельским хозяйством там было туго, то с ловлей пушнины наоборот. Новгородские экспедиции первыми вышли к Уралу по причине освоения новых территорий пушной ловли, так как к концу 14 столетия окрестности Новгорода и Пскова, при экстенсивной ловле пушных зверей обескудили, а спрос рос. Экономика не знает слово нет. Если в 10 веке в Подмосковье пушной зверь был в изобилии, то к 14 веку от былого не осталось и следа. Москва не имела выходов к морям и  Европейским рынкам сбыта пушнины, как у Новгорода, но Волжский торговый путь позволял торговать с таким же богатым Востоком, Арабами и Ираном. К этому времени охота и скорняки, как прибыльный вид деятельности, были в ведении государева приказа. Оскудение местной пушной фауны должно было навести на размышления, но экономическая потребность также привела лишь к усилению экспансии к Уралу. Через земли бывшего Казанского ханства, территории Мордвы и Коми, уже в 15 столетии дружина Атамана Ермака продолжила экспансию в Сибирь, а экспансия за мягким золотом в последующих столетиях продолжилась до самой Аляски. 

Сегодня площадь Подмосковных лесов сокращается  с огромной скоростью, даже в остатках последних реликтовых лесов возникают закрытые КП, контроль за обстановкой вокруг - условный, если встретить лису или лося еще можно, то ценного пушного зверя увы не видно,но даже вопреки всему, часто путешествующий по Подмосковью автор, лично видел пушных зверьков. Куниц в Дмитровском районе в 2017, ласку у д. Горбуны под Фряново 2018, что дает хоть слабую, но надежду на исправление ошибок прошлого… Появление новых материалов, промышленное производство, через меховые фермы также снижают нагрузку на дикую природу с которой нам всем надлежит жить в гармонии.

 

 

Главное заглавное фото предоставлено нашей подписчицей Ксенией Малишевой

Автор статьи: Николай Омельченко

Комментарии
Пока нет комментариев
Написать комментарий
10 + ? = 16